geoseptik.ru. Установка септика на даче в Санкт-Петербурге от геосептика
Возврат назад

Коломенская вода

Шкала истории


 Вода
речная

 
 Вода
артезианская


 Вода
в Голутвине


 Цена
чистой воды

 


Со временем Коломна из города-крепости превратилась в большой торгово-купеческий город, границы которого намного раздвинулись. Жители вновь стали пользоваться для питья и бытовых нужд чистой водой из открытых водоисточников - Москвы-реки, Коломенки, Репинки, из прудов и колодцев. Те, кто был победнее, носили воду домой в бадьях и ведрах. У кого же водились денежки, покупали живительную жидкость у водовозов, развозивших ее по городу на лошадях в бочках. Основная дорога, по которой горожанам доставляли москворецкую воду, до сих пор зовется Водовозным переулком.
После Крестьянской реформы 1861 года начался резкий всплеск развития промышленности. Во второй половине XIX века Коломна стала самым многонаселенным городом Московской губернии. Ее относили к важнейшим торговым и промышленным городам России. Более тридцати промышленных предприятий интенсивно употребляли воду из протекающих возле рек для своих производственных целей. После использования грязная вода по сточным канавам спускалась обратно в реки. Особенно большой объем загрязненной воды сбрасывали в Москву-реку машиностроительный завод братьев Струве, шелкокрутильная фабрика Абега.
Рост промышленности, городского населения намного опережал благоустройство Коломны. Многие современники отмечали непролазную грязь на большинстве улиц, на отсутствие чистой пресной воды, которые увеличивали бедствие населения. К тому же на город периодически накатывались эпидемии инфекционно-кишечных заболеваний, часто наблюдались вспышки холеры. И источником заболеваний являлась некачественная, загрязненная вода.
Городу была необходима чистая вода, однако для постройки водопровода нужны деньги, а их-то в городской казне катастрофически не хватало. И все же в 1896 году городская дума сделала первый шаг к решению наболевшей проблемы - поручила управе изучить вопрос строительства водопровода в Коломне, найти соответствующие организации, знающих людей, занимающихся исследованием и строительством водопроводов.
Пo причине денежного дефицита решено было найти специалистов, которые могли бы провести работы по сооружению артезианского колодца дешевле, чем другие организации. И городская управа заключила контракт с неким подрядчиком Самсоновым, который обязывался пробурить артезианский колодец. Но, как показало время, был найден не лучший вариант. Экономия в средствах вышла городу боком. Недели потекли за неделями, а работа не велась.
Тогда на заседании городской думы 4 и 5 марта 1897 года гласные постановили избрать исполнительную комиссию по устройству городского водопровода. И она довольно въедливо разобралась в создавшейся ситуации и предложила принять решительные меры. Гласные городской думы на своем очередном собрании 28-29 марта 1897 года вновь обсудили вопрос о строительстве водопровода. Выяснив суть дела из сообщения особой исполнительной комиссии было решено "нарушить с подрядчиком Самсоновым контракт по бурению артезианского колодца и начать новые работы по бурению этого колодца".
В соседних с Коломной городах, даже в губернской Рязани, водопровода не было. Исполнительная комиссия обратила свой взор на Москву, где был накоплен большой опыт использования водопровода, действующего там с екатерининских времен. К тому же заведовал Московским городским водопроводом талантливый инженер, крупный специалист в своей области Николай Петрович Зимин. Там и получили коломенцы необходимые советы.
Действовала в губернском центре специализированная организация фирма "Московское товарищество повсеместного артезианского водоснабжения, орошения и осушки Б. И. фон Вангель". Специалисты этой солидной и процветающей организации занимались бурением на севере России, на Ухтинских нефтяных источниках, строили Аккерманский водопровод. Одним из трех директоров, входивших в правление Товарищества, был Н. П. Зимин. С ними и заключили договор на бурение артезианской скважины.
И вот 13 июля 1897 года на берегу Коломенки недалеко от многогранной высоченной кремлевской башни, именуемой коломенцами Маринкиной московские специалисты фирмы фон Вангеля приступили к работе. Из Москвы были доставлены необходимые инструменты, механизмы, трубы.
Место, где приступили к бурению первой в Коломне артезианской скважины, было выбрано не случайно. Этому предшествовала определенная работа, проделанная Геологическим комитетом Московского университета во главе с профессором С.Н.Никитиным. Его сотрудники, используя данные гидрогеологической карты губернии, подробно обследовали территорию Коломны и пришли к мнению, что самым оптимальным вариантом будет проведение работ по бурению скважин на берегу реки Коломенки недалеко от того места, где проходит Астраханская улица, и перекинут через реку мост.
Заведующим по бурению первой коломенской артезианской скважины Товарищество назначило Роберта Ивановича Цейтина.
Проведение работ требовало средств. И тогда городские власти обратились с просьбой профинансировать их к известной в городе купчихе первой гильдии Марии Николаевне Шевлягиной. М.Н.Шевлягина хорошо понимала, что беда для горожан состоит в том, что в Коломне не было здоровых источников воды. И когда городские власти обратились к ней с просьбой выделить деньги на строительство водопровода, она после консультаций и советов с инженером В.М.Лежневым, жившим с ней на одной Мещаниновской улице (ныне проспект Артиллеристов), другими понимающими людьми дала согласие финансировать строительство водопровода через свой банк. Но при этом выдвинула одно требование. Она знала, что порою деньги использовались городской управой не по назначению, на которые отпускались. Чтобы проконтролировать расходование отпускаемых ею средств, Мария Николаевна пожелала иметь городским головой своего человека родственника, владельца кожевенной лавки Михаила Ивановича Посохина. Гласные городской думы пообсуждали этот вопрос на одном из своих заседаний и избрали городским головой купца М.И.Посохина, а на деньги, выделяемые М.Н.Шевлягиной, спешно велись работы по бурению артскважины.
За ходом работ внимательно следили члены особой исполнительной комиссии по устройству городского водопровода и регулярно докладывали о сделанном Марии Николаевне Шевлягиной. Все шло по плану, никаких недоразумений не возникало. И тогда М. П. Шевлягина дала согласие включить с Товариществом фон Вангеля договор на бурение второй артезианской скважины неподалеку от предыдущей.
2 сентября 1897 начались работы на второй скважине. И уже 27 октября появилась вода. Об этом члены комиссии доложили городскому голове М.И.Посохину. Он приехал полюбопытствовать. При нем добытую из недр земли - со второго горизонта воду налили в четверть (так тогда называли бутылки емкостью в 3 литра), запечатали сургучной печатью Посохина и отравили в Москву в химико-бактериологический институт диктора Блюменталя.
По приглашению Комисии 31 октября Коломну приехал руководитель Товарищества Б.И. фон Вангель. Он привез с собой анализ поды, добытой в первой артскважине со 120-метровой глубины. Aнализ был сделан магистром Коварским из химико-бактериологического института доктора Блюменталя. Исследователь признал воду годной для питья: общая ее жесткость составляла 19,0 немецких градусов, постоянная - 15,8, переходящая - 3,2.
6 ноября состоялось заседание Коломенской особой исполнительной комиссии. В ней участвовал и Б.И. фон Вангель. На заседании, он сказал, что по произведенному в Москве анализу вода из первой артезианской скважины оказалась годною для питья. И высказал надежду, что таковою же должна быть и показавшаяся вода во второй скважине.
Судя по откачке воды, произведенной во второй скважине в течение 18 часов, можно предположить, что каждая скважина в состоянии будет давать воды до 3000 ведер в час, а следовательно, город может быть удовлетворенным и отношении количества воды. Для подъема воды с глубины 23 фута придется поставить по одному насосу к каждой скважине. Насос стоит не дешевле 7500 рублей.
Было решено: "Впредь до получения анализа второй воды из второй скважины (а фон Вангель обещал доставить его буквально на днях) и до выяснения в более положительном смысле того обстоятельства какое количество воды может давать каждая скважина по произведении достаточной откачки с помощью насоса, в случае, если вода окажется доброкачественною и притом ее будет скважине не менее 3000 ведер в час, то обо всем этом M.Н.Шевлягиной и спросить ее: продолжать ли дальнейшие работы или ограничиться достигнутым результатом"
Анализ воды был получен 14 ноября. В документе говорилось: "Для исследования вода предварительно профильтрована. Вкус и запах нормальны. Реакция слабощелочная, почти нейтральная. Сероводорода и азотистой кислоты нет никаких следов. Аммиака и железа содержит в воде ничтожных следов. Сухого остатка после высушивания при 110°С - 0,44 в литре воды, после прокаливании -- 0,36. Жесткость общая 18,5 немецких градусов, постоянная - 15,0, переходящая - 3,5. Органические вещества, содержащиеся в одном литре воды, требуют для своего окисления 0,0022 кислорода. Содержание хлора в воде 0,02 в литре воды. Содержание солей серной кислоты и азотной не превышает нормы, допускаемой гигиеной для питьевой воды. На основании всех изложенных данных исследованную воду следует признать годной для питья."
Дальнейшее бурение было приостановлено поскольку грунт, до которого дошли буровики, оказался такой, из которого ожидать хорошей воды сомнительно. Качество воды вполне хорошо и соответствует потребностям и теперь остается лишь вопрос о количестве, каковой на сих же днях выполнен пробной откачкой отправленным насосом и оно полагает, что и количество окажется вполне достаточным и остается заняться вопросом об устройстве самой водокачки и постановки нужных насосов при скважине.
Две недели члены водопроводной комиссии тщательно вели обследование двух артезианских колодцев, измерили глубину скважин, определили количество и качество вставленных в них железных труб. И 26 ноября 1897 года составили акт о приемке водонапорной комиссией, сделанных фирмой "Московское товарищество повсеместного артезианского водоснабжения, орошения и осушки Б.И. фон Вангель" артезианских колодцев. Один экземпляр акта был оставлен в деле комиссии, а второй передан заведующим работами технику Сергею Митрофановичу Патрикееву. После чего обе скважины были опечатаны печатью городской управы.
В следующем году начались работы по постройке временной водокачки по предложенному фирмой фон Вангеля чертежу. Особенность ее состояла в том, что бак был помещен не вне здания, а внутри. Сделано это было с целью избежать возможности промерзания труб в соединениях. В это же здание были поставлены необходимые машины и котел.
Первоочередная задача - добыть воду из-под земли - была решена. После многочисленных утрясок, согласований, опробований, отладок можно было дать стопроцентную гарантию, что из артезианских колодцев у Маринкиной башни будет поступать в нужном количестве чистая, абсолютно безвредная для живого организма пода. И теперь потребовалось доставить эту воду в разные точки города.
Водопроводная комиссия определила улицы, по которым стоило проложить водонапорную сеть, и места, где поставить водоразборные колонки. А проект строительства водопровода разработал инженер Климанов.
При устройстве водопроводных сетей использовались чугунные раструбные (муфтовые) трубы. Все они испытывались на давление - не менее 10 атмосфер и не менее двойного рабочего давления. С целью уберечь трубы от ржавчины изнутри их покрывали известковым молоком (делалось это также и для того, чтобы не портить вкуса и запаха воды), а снаружи обрабатывали газовой смолой.
Стыки труб мастера заделывали пеньковой прядью и свинцом. На некоторых перегонах, чтобы сэкономить дорогостоящий свинец. его употребляли лишь в каждом третьем стыке. А два других заделывали прядью и чугунной замазкой.
Вначале в городе установили шесть водоразборных колонок, да вскоре сделали еще две. Это были массивные, высокие, художественно оформленные колонки. Из них все желающие бесплатно могли брать воду в свою тару.
Самая большая колонка находилась на Житной площади трехэтажной гостиницы Фролова. Она стояла неподалеку от часовни Александра Невского (ныне это - площадь Двух революций, примерно там, где стоит памятник В. И. Ленину).
Для того, чтобы вода равномерно растекалась по проложенным по улицам города на глубине до двух метров трубам до водоразборных колонок, необходимо было соорудить водонапорную башню. Специалисты указали на площадку неподалеку от колокольни церкви Иоанна Богослова, откуда начинается Брусенская улица (ныне - улица Лажечникова).
В то время, как правило, водонапорные башни строили из кирпича или бутового камня, делали и железные: их собирали из вертикально стоящих металлических форм или отдельных решетчатых столбов, так называемых устоев. Возводили водонапорные башни и в виде нескольких конусов, склепанных из цельного листового металла.
Устроители водопровода в Коломне решили воспользоваться услугами московского завода А.В.Бари, предлагающего водонапорные башни конструкции инженера Владимира Григорьевича Шухова.
Инженер В. Г. Шухов (1853- 1939) предложил необычный проект. Остов башни делался из ряда прямых железных уголков, взаимное пересечение которых образовывало красивую сетчатую поверхность. В геометрии такая поверхность называется гиперболоидом вращения. Отсюда и шуховские конструкции башен часто именовали гиперболоидными. Впервые коломенские городские мужи узнали о такой башне в 1896 году, когда газеты широко освещали работу Всероссийской Нижегородской ярмарки. Там был устроен и водопровод, и вода под напором из шуховской башни оригинальной конструкции поступала во все павильоны и по всем улочкам ярмарки.
В Коломне башню монтировали под руководством инженера Кожмянова. Молебен по случаю начала ее строительства остоялся 7 мая 1902 года. Наверху находился резервуар который вмещал 10 тысяч ведер воды. Этот многогранный металлический бак снаружи был обшит досками и покрашен.
К резервуару с земли вела винтовая лестница. Она представляла собой оригинальную висячую конструкцию, состоящую из двух поставленных на ребро и свернутых спирально металлических полос, между которыми приклепывались ступени из листового металла и нескольких вертикальных стальных полос.
Молебствие при закладке водопровода близ храма Иоанна Богослова 7 мая 1902 г. Молебствие при закладке водопровода близ храма Иоанна Богослова Рядом с сетчатой башней было выстроено из кирпича небольшое одноэтажное здание. В нем находился паровой котел, который использовался в зимнее время для подогрева водопроводных труб диаметром 150 миллиметров идущих к баку. Около башни от котла проходила труба диаметром 50 милиметров, она находилась в деревянном утепленном коробе.
С 1902 года коломенны стали получать чистейшую холодную артезианскую воду. В память об этом событии на водоразборной колонке, стоявшей на Житной площади, была укреплена металлическая таблица с текстом: "Дар городу Коломне от почетной гражданки Марии Николаевны Шевлягиной. Водопровод сооружен в 1902 году при непосредственном участии инженера Владимира Михайловича Лежнева".
По книге А.Кузовкина "Коломенская артезианская"
В начало страницы